Глобальный бизнес не испытывает любви к Пекину, но уйти из Китая у него не получается


Мировые транснациональные корпорации в последние месяцы декларировали перенос своих мощностей из «фабрики мира» – Китая – в другие регионы планеты из-за обострения международной обстановки. На деле осуществить передислокацию намного сложнее, так как подходящих на замену КНР государств нет. Почему в ближайшей перспективе мир просто обречен на дальнейшее господство китайской промышленности, пишет газета «Известия».

Дискуссии о «расцеплении» (decoupling) экономики Поднебесной с остальными частями мира впервые появились еще во время кризиса 2008 года. Тогда в основном имелась в виду экономика США, которая из-за проблем с долгами, отрицательным платежным балансом и кризисом в банковской сфере должна была возвратить некогда выведенный в Китай капитал назад.

Но этого не произошло, хотя некоторые производства действительно вернулись, но не в традиционный американский «ржавый пояс» (исторический промышленный регион), а в южные регионы, такие штаты, как Джорджия и Техас. В последующие годы товарообмен Китая с США стал стремительно увеличиваться, а американские корпорации активно увеличивали свое присутствие в КНР.

Европейцы тоже не отставали: за 2010-е объем инвестиций из Евросоюза в Китай увеличился вдвое, до €140 млрд. Чуть меньше были капиталовложения в обратном направлении.

Затем случились еще три кризиса, которые должны были спровоцировать пресловутое «расцепление». Оно, по идее, могло случиться, во-первых, из-за торговой войны с введением пошлин и санкций, начавшейся через год после прихода на должность президента США Дональда Трампа. В 2020 году, когда распространился короновирус, возникли некоторые проблемы с производственными цепочками в Китае. И разразившийся в 2022-2023 гг. украинский кризис и тайваньский вопрос, которые повысили градус напряженности между Пекином и Вашингтоном. Всё это усиливало политический прессинг на действующие в Китае компании и повышало потенциальные риски. Но все остаются на своих местах.

В теории перенос производственных мощностей вполне осуществим – после определенных трат на развитие площадок можно перетащить заводы в другие страны Восточной и Южной Азии, Латинской Америки или Восточной Европы. Но реализовать намерения на практике оказалось намного труднее.

За четыре десятилетия в Китае появился разветвленный механизм промышленной инфраструктуры и логистики, который способен за счет своих циклопических масштабов без проблем организовать полный цикл производства и транспортировки любого изделия: от иголки до авианосца. Есть все требуемые специалисты, работники, финансовая и юридическая экспертиза, накоплен огромный опыт взаимодействия с властями. Всё требуемое базируется в одном месте или в одной юрисдикции. Корпорациям в таких условиях легко вести бизнес в режиме минимальных запасов (lean inventory), что экономит колоссальные суммы денег.

Ну казалось бы – что сложного в передислокации, например, предприятий легкой промышленности? Некоторые производства действительно попробовали переместить из Китая в последние 10–15 лет в такие регионы, как Бангладеш, Вьетнам и Индонезию. Но выигрыша не получилась. Та же разница в цене рабочей силы в сравнении, скажем, с Вьетнамом, не такая уж и большая. Зато вот иные факторы совсем не в пользу альтернатив. Взять ту же перевозку контейнеров из Хошимина в Лос-Анджелес – она обходиться на $300 больше, чем из Шанхая! Резко сейчас растет и стоимость земли во Вьетнаме. С 2018 по 2021 год рост стоимости квадратного метра под предприятия, склады и другую коммерческую деятельность взлетела с $30 до $160.

Наконец, даже при переносе в другие регионы остается востребованность в материалах, комплектующих и других ресурсах. Всё это опять надо покупать в Китае, так как промышленность Вьетнама или Индонезии не способна организовать поставки в нужном объеме. А попытка выстроить полный цикл в той или иной стране практически невыполнима — чтобы работа была отлажена, нужно составлять параллельно экосистему для группы производителей и нескольких смежных отраслей. В итоге сложилась следующая ситуация: если доля Китая в мировом производстве одежды с 2010 по 2018 год сократилась с 37 до 31%, то доля текстиля, тут же увеличилась с 30 до 38%.

Помимо прочего, Поднебесная сегодня считается еще и одним из ключевых потребителей продукции практически всего спектра. В КНР насчитывается более 1,4 млрд человек, и потребление здесь продолжает увеличиваться, причем у него всё еще имеется солидный нереализованный потенциал. Повышение ВВП на душу населения в Китае до уровня Южной Кореи автоматически означает увеличение внутреннего рынка страны в два с половиной раза! В данный момент около 25% всей выпускаемой в мире одежды, четверть потребительской электроники, почти 40% автомобилей, 12% фармацевтических препаратов расходится в КНР.

Сухие цифры свидетельствуют – 200 крупнейших американских, европейских и японских корпораций, по данным The Economist, так или иначе представленных в Поднебесной, в 2021 году заработали в Поднебесной $700 млрд.

Имеющиеся сложности с переводом производственных мощностей из Китая демонстрируют, что обратить вспять глобализацию практически невозможно. Легко представить какие масштабы приобретет мировой экономический кризис, если политическая ситуация накалиться вплоть до принуждения разрыва торговых связей между крупнейшими экономиками планеты. В том, что такие соображения могут стать препятствием для возгорания новых глобальных конфликтов, сегодня есть немалые сомнения, констатируют «Известия».

Подписка на FBM.RU в Telegram - удобный способ быть в курсе важных экономических новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Добавьте FBM.ru в избранные новости Добавьте FBM в избранные новости

Россиянам назвали скрытые риски покупки в Ozon и Wildberries

Оценить новость
( Пока оценок нет )
Леонид Максимов/ автор статьи
FBM.ru - Финансы  Бизнес Маркетинг